Цвет технической интеллигенции

Этот снимок недавно был обнаружен в архивах вечернего института, как принято среди белоречан называть филиал МГТУ им. Г. И. Носова. На нём - костяк преподавателей, цвет технической интеллигенции советского Белорецка, воспитавший не одно поколение инженеров.
- Разбирая архивы, наткнулся на фотографию и перед глазами сразу всплыла эпоха, - говорит старший преподаватель филиала МГТУ им. Г.И. Носова в г. Белорецк Андрей Степанищев. - Фото сделано в 70-х годах прошлого столетия. Запечатлённые на нём люди - гордость не только отдельного учебного заведения, но и всего города. Кандидаты технических наук, доценты, они блестяще владели передовой научной мыслью, охотно передавая знания студентам, помогали развивать производство и были порядочными людьми, на которых хотелось равняться. Они стояли у истоков создания научных лабораторий, которые функционируют до сих пор. Иван Ильич Боков, Борис Иванович Заякин, Анатолий Григорьевич Горбатов, Николай Антонович Васильев, Владимир Дмитриевич Калугин, Борис Николаевич Красавин, Вадим Дмитриевич Королёв. Я счастлив и горд, что был знаком с ними. Уверен, что среди читателей «Металлурга» немало их учеников, которые с благодарностью и уважением вспомнят преподавателей. Ни одного из них, к сожалению, уже нет с нами.

Источник:
Степанищев, А. Цвет технической интеллигенции : [на фотографии 1970-ых гг. запечатлены преподаватели Белорецкого вечернего отделения Магнитогорского горно-металлургического института (теперь филиал МГТУ им. Г. И. Носова)] / А. Степанищев. – Текст : непосредственный // Металлург. – 2021. - № 8. – С. 5.

На долгую память


Анатолий Кожевников

На фотографии, сделанной в декабре 1973 года, запечатлён муж Анатолий в дни армейской службы, - рассказывает бывшая работница БМК Надежда Кожевникова. - Он служил в ракетной дивизии города Алейска Алтайского края с 1972 по 1974 год.
Служба в ракетных войсках - дело ответственное, ведь солдаты имели дело с ядерными ракетами, которые запускались из-под земли, стартуя из специального контейнера, размещённого в шахтной пусковой установке. Ребята несли дежурства возле таких установок, участвовали в учениях.
Анатолий родился и вырос в Оренбурге. Мы познакомились по переписке, когда он был в армии: один из его сослуживцев дал ему мой адрес. Так завязалась наша дружба, вскоре переросшая в серьёзное чувство. Сразу после увольнения из рядов Советской армии Толя приехал в Белорецк, после чего мы вместе отправились в Оренбург - знакомиться с его мамой и сёстрами. Это было весной 1974 года, а в августе мы поженились.
Наша семья жила в Белорецке. Муж работал на комбинате, освоив не одну специальность, всегда был на хорошем счету, его уважали и ценили в коллективе. Последнее время он трудился в цехе легированной проволоки. Анатолий погиб в 1999 году в результате несчастного случая. Надеюсь, бывшие коллеги, увидев фотографию, вспомнят его добрым словом.

Источник:
Кожевникова, Н. На долгую память : [на фотографии 1973 года запечатлён А. Кожевников в дни армейской службы в ракетной дивизии города Алейска Алтайского края с 1972 по 1974 гг.] / Н. Кожевникова. – Текст : непосредственный // Металлург. – 2021. - № 7. – С. 5.

Да разве ж сердце позабудет

Время неумолимо бежит, его не остановить и не прокрутить назад. Но воспоминания всё так же будоражат душу, и не верится, что многие запоминающиеся события и люди, которые их творили, уже не с нами.

Вячеслав Александрович Черепенькин

22 февраля моему папе Вячеславу Александровичу Черепенькину исполнилось 80 лет. Говорю именно так, потому что он по-прежнему со мной и со всеми своими учениками, которые занимались у него в легкоатлетической секции и на уроках физкультуры.
Мы, как и раньше, в трудные моменты жизни часто спрашиваем себя: «А как бы в этой ситуации поступил он?». И зачастую это подсказывает нам верное решение.
Несколько фактов из жизни Вячеслава Александровича для подрастающего поколения, люди более старшего возраста прекрасно их знают.
Вячеслав Александрович прошёл путь от студента Белорецкого металлургического техникума до руководителя физического воспитания в родном техникуме, Заслуженного учителя нашей республики, а также известного тренера по лёгкой атлетике.
В своей жизни мне пришлось повидать великое множество преподавателей и только нескольких из них, среди которых и мой папа, я могу назвать УЧИТЕЛЬ. Потому что УЧИТЕЛЬ, как и ВРАЧ, – это от Бога, и это не только сугубо моё мнение.
Вячеслав Александрович с душой проводил каждый урок физкультуры. Да, спрашивал строго, что многим вначале не нравилось, но потом мальчишки из армии ему писали письма благодарности за полученную закалку.
Он часто называл студентов «мои дети», потому что ему была совсем небезразлична их судьба, помогал им чем мог, выручал, как говорится, наставлял на путь истинный.
И на тренерском поприще папа добился больших успехов. Его воспитанники были в числе победителей на большинстве городских, районных и республиканских соревнований.
Он был настоящим фанатом развития лёгкой атлетики и спорта в родном Белорецке. И это подтвердят многие известные за пределами города и Башкирии спортсмены и тренеры нашего города, не только по лёгкой атлетике, но и по лыжным гонкам, биатлону, борьбе, пулевой стрельбе, которые познакомились с Вячеславом Александровичем на соревнованиях, будучи в спортивно-оздоровительном лагере «Чайка», и уверен, многому у него научились.
Очень приятно, что продолжается ввод в строй новых и реконструкция старых спортивных объектов нашего родного Белорецка.
Представляю, как бы радовался папа этим событиям!
Вспомним же с благодарностью Вячеслава Александровича!

Источник:
Черепенькин, О. Да разве ж сердце позабудет : [вспоминая заслуженного тренера по легкой атлетике, Заслуженного учителя РБ В. А. Черепенькина] / О. Черепенькин. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2021. – 26 февраля. – С. 7.

Мы служили в восьмидесятые

23 февраля Россия празднует День защитника Отечества. В этот день принято чествовать всех мужчин, но особые слова поздравления всегда адресованы тем, кто служит или служил в рядах Российской армии.
Вопрос: «Служить или не служить?» - перед ребятами 80-х годов не стоял. Скорее переживали те, кто по тем или иным причинам не подлежал призыву. Практически никто не рассматривал военный призыв как повинность. Служба в армии – почетная обязанность, которую нужно заслужить: отменным здоровьем, хорошими оценками в школе, идеальной характеристикой. Юношеский максимализм, недостаток адреналина и жажда подвигов – вот что во многом определяло выбор молодых людей.

Юрий Гридневский

Рассказывает белоречанин Юрий Гридневский:
- В советское время, отправляясь по направлению военкомата на обучение по военно-учетной специальности «Водитель» в школу ДОСААФ, призывники со спокойной душой проходили курсы, которые длились несколько месяцев. Все понимали, что подготовка к армии – дело государственной важности. Вот и я при первой возможности поступил в автошколу. Надо сказать, что наш набор проходил обучение по более интенсивной и углубленной программе. Обычно на курсах отсутствует такой раздел, как изучение устройства автомобиля. Это сделано в расчете на то, что на «гражданке» техническое состояние автомобиля водитель может контролировать, обратившись в службы автосервиса. Но в суровых армейских условиях, к которым готовили нас, шофер должен рассчитывать прежде всего на себя, поэтому в конструкции вверенной транспортной единицы ему нужно хорошо разбираться.
Как правило, призывники не знают, в какой военной профессии они могут успешно приложить свои умения и знания, им сложно бывает выбрать, где хотелось бы служить, ведь существует столько разных видов и родов войск: от традиционных сухопутных и Военно-морского флота до элитных воздушно-десантных. Однако везде есть одна совершенно необходимая профессия - водитель автомобиля или другой военной техники. И это мы тоже прекрасно понимали.
Я до сих пор помню день, когда получил повестку. Это было 17 марта 1986 года. В это время я проходил практику на металлургическом комбинате после окончания ПТУ № 26 по специальности сварщик.
Призвали меня в погранвойска, что стало предметом гордости: защищать границы Родины всегда было делом почетным. На сборном пункте в Уфе мы провели несколько дней в ожидании «покупателей», то есть военных, которые прибывают непосредственно из воинских частей за новобранцами. И вот я узнаю, что попал в морские части погранвойск КГБ СССР, что уже тогда показалось мне очень значительным. Мы отправились в Латвию, непосредственно в Ригу, столицу союзной тогда республики. Оттуда нас перекинули в учебный пункт, который располагался в двухстах километрах, там предстояло пройти необходимую для службы подготовку, которая включала не только физические занятия (марш-броски, стрельбу), но и как будущие защитники границы мы должны были быть политически подкованными, потому немало времени уделяли политинформациям. Так началась моя воинская служба.
Пришлось привыкать к новому быту. Конечно, после домашней еды было очень сложно переходить на военный рацион. Не кривя душой, скажу, что скучали мы по вкусностям. Но это не самое сложное!
По завершении учебки водители должны были показать свое мастерство во время марш-броска, за которым пристально наблюдали командиры, оценивая наши навыки. Все необходимые упражнения я выполнил на отлично (сумел продемонстрировать высокий класс вождения) и на первых порах меня на автомобиле УАЗ прикомандировали к штабу. А далее - в автомобильную роту обеспечения кораблей, которые выходили на охрану государственной границы на несколько месяцев. Здесь всё было очень серьезно. Контролировали мы заход иностранных судов в порт Риги (а в то время уже заговорили о терроризме). В 1988 году довелось охранять правительственные машины, когда с визитом в Латвию прибыл Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв. Помню, мы это воспринимали как почётную миссию.
По служебным делам я часто бывал в Риге, где находился штаб пограничного округа. Этот красивый старинный город поражал своей европейской чистотой и порядком, мощеными улочками и средневековыми зданиями. После нашего маленького уральского городка Рига казалась просто сказочной. Но уже в то время мы, солдаты-срочники, чувствовали враждебное отношение национальных группировок, которые считали русских оккупантами. Так что передвигались по городу только группами и в сопровождении командиров.
Да, надо отметить, что срок службы в этих войсках был три года. Когда еще только ехали на службу, задали вопрос, как будем служить, на что командир отшутился: «Служить два года!» Но не успели мы обрадоваться, как он добавил: «И год еще дембеля ждать».
Некоторых это напугало. Слишком уж долго! Кое-кто заговорил о том, что лучше подать рапорт об отправке в Афганистан, где тогда шла война, там ведь два года служить надо было. Правда, тема эта была закрытой, мы, вчерашние пацаны, мало что знали и понимали в той ситуации. Но командир, который знал лучше нас, что происходит там, на Востоке, даже не захотел смотреть на наши рапорты. Только предупредил, что потом сами благодарить его будем...
Конечно, ждать парня три года из армии было сложно, и многие девушки выходили замуж, но мы считали, что это значит - не судьба.
Что мне дала служба в армии? Этот вопрос я неоднократно задавал себе сам, и ответы быстро находились. В армии я по-настоящему осознал, что такое ответственность – и перед страной, и перед сослуживцами, и перед своей семьей. Стал больше ценить время, которого катастрофически не хватает. В армии нас научили смотреть на вещи с разных сторон, выслушивать разные мнения, не принимать поспешных и глупых решений, уметь признавать свои ошибки. Там быстро идет выработка мужских качеств. Сразу видно, чего стоит человек, проявляется его характер. В наше время никто не отлынивал от армии, и я до сих пор убежден, армия - школа мужского выживания и умение преодолевать трудности. Это главное, чему я научился и что помогает мне всегда. К тому же водительская профессия стала моей стезёй. Всю жизнь я провел за рулем.
А еще в армии я познакомился со многими хорошими людьми, которые со временем стали настоящими друзьями. И воинское братство осталось на всю жизнь. Когда разъезжались по домам, то прощались со слезами, как будто с настоящей войны возвращались. К сожалению, спустя три десятка лет, с сослуживцами я не встречаюсь, правда, сначала мы переписывались, а теперь созваниваемся. Воспоминания остались навсегда.
Будущим призывникам я желаю мирной и спокойной службы, чтобы они прошли этот путь достойно. А всех, кто служил, поздравляю от всей души и желаю мира, добра и здоровья.
Источник:
Гридневский, Ю. Мы служили в восьмидесятые : [Ю. Гридневский проходил службу в морских частях погранвойск КГБ СССР. Беседа / записала Т. Нарушевич] / Ю. Гридневский. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2021. – 23 февраля. – С. 3.

Это был наш долг, и мы его выполнили

Несмотря на совсем мирную профессию, которую Сергей Варганов приобрел в Загорском художественно-промышленном техникуме игрушки, он готовился служить в армии и окончил водительские курсы при ДОСААФ. Потому и был призван в ряды Вооруженных Сил в качестве водителя. После мобилизации его распределили в подмосковный город Железнодорожный, в военизированную пожарную охрану Москвы, где он стал заместителем командира взвода спецавтомобилей.

Сергей Варганов с родителями
На тот момент эта служба была довольно молодой (всего 10 лет), и служили там солдаты-срочники, в основном из Украины, Донбасса и Белоруссии. За два года они принимали участие в тушении пожаров в Москве, в операции по спасению людей в Армении.
7 декабря 1988 года в зоне разрыва земной коры на севере Армянской союзной республики высвободилась энергия, эквивалентная взрыву десяти атомных бомб, сброшенных на Хиросиму. Это была первая масштабная беда в СССР, которую не скрывали. И последняя, которую преодолевали вместе, все народы Советского Союза. Землетрясение ощущалось на огромной территории от Черного моря до Каспийского. Город Спитак был полностью разрушен за 30 секунд. Именно эта трагедия стала одним из поводов создания профессиональных спасательных служб. Но тогда, в 1988-м, реальное понимание того, как нужно организовывать такую работу, приходилось выстраивать на ходу. И одной из главных сил, выполнявших самую тяжелую работу по спасению людей и разбору завалов, стали части советской армии – простые солдаты. И это было правильным решением, ведь защита населения – это не только предупреждение нападения и охрана границ, но и реальная помощь пострадавшим от страшного разгула природной стихии.
После в активе Сергея Варганова была работа на других крупных техногенных авариях, например, при пожарах на заводе «Серп и молот», Бабаевской фабрике.
Наши солдаты во время тушения пожаров отличались своим бесстрашием, готовностью жертвовать собой ради спасения мирных людей. Так, за время службы у Сергея погибли трое товарищей при ликвидации крупного пожара на станции скорой помощи. Пережить это, конечно, было тяжело. По словам Сергея, у которого и сейчас при воспоминании об этом перехватывает горло, а к глазам подступают слезы, они не только скорбели по ребятам, но и испытывали чувство гордости, ведь их друзья честно выполняли свой служебный долг даже ценой собственной жизни - самого дорогого, что есть у человека. И это еще раз подтверждает, что присяга, которую принимали солдаты перед лицом своих товарищей, клянясь быть честными, храбрыми, дисциплинированными, бдительными воинами, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников, не была для них пустыми словами. В жизни всегда есть место подвигу, даже в мирное время.
- Считаю неправильно, если говорят, что два года (а сейчас – год) в армии – это зря потраченное время. Наоборот, это прибавка ко всему, что случится в будущем, большой вклад на перспективу, - считает Сергей.
Конечно, два года - это не только трудности службы, но и армейский быт, который также сильно отличался от домашнего. Ко всему нужно было привыкать и приспосабливаться. Поэтому приятным событием для солдата стала встреча во время службы с троюродным братом, который был призван из Екатеринбурга и разыскал родного человека. Еще армия - это дисциплина и тяжелые занятия по физической подготовке. Всё это делало вчерашних мальчишек ответственными, самостоятельными и сильными мужчинами.
По признанию самого Сергея, армия учит брать на себя ответственность за родных, близких, свою семью, детей и Родину. С этим убеждением он воспитывал и двух своих сыновей, которые без всяких сомнений пошли служить и достойно прошли свою школу жизни. У старшего были проблемы со зрением, но он выучил наизусть таблицу Сивцева, по которой проверяли остроту зрения, чтобы успешно пройти медицинскую комиссию. Так что сыновья стали достойными продолжателями мужских традиций, отдавая свой долг родной стране.
Сам Сергей сейчас вспоминает годы службы как самые важные в своей жизни. До сих пор старается поддерживать связь с товарищами, правда, разногласия между бывшими союзными республиками прервали общение с многими, но память хранит имена всех сослуживцев.
А молодым ребятам он советует не забывать, что самое главное – не жалеть себя, тогда будет успех:
- Пройдет всего лишь один год, а потом вы с гордостью будете открывать свой дембельский альбом, показывать невесте, жене своих товарищей, свой взвод, свою роту. Отечество у нас одно. Деды стояли за Родину, отцы наши, братья защищали, так почему мы не должны? А после службы надо идти вперед, кем бы ты ни был: военным, врачом, рабочим. Плохих профессий нет. Поэтому я бы очень хотел, чтобы вы через несколько лет, уже придя из армии и будучи семейными людьми или даже имея внуков, сказали, листая свой семейный альбом: «Это я, и я служил Отечеству!»

Источник:
Варганов, С. Это был наш долг, и мы его выполнили : [С. Варганов проходил службу в военизированной пожарной охране Москвы. Беседа / записала Т. Нарушевич] / С. Варганов. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2021. – 23 февраля. – С. 3.

Урок мужества от разведчика

Общественная военно-патриотическая организация разведчиков запаса «Дозор» появилась в Белорецке около пяти лет назад. Бравые ребята, отслужившие в войсках, которые в российской армии по праву считаются элитными, вновь ринулись в бой. Только теперь он проходит в мирных целях и направлен на работу с подрастающим поколением.
В ходе месячника оборонно-массовой, военно-патриотической и спортивной работы «дозоровцы» провели более десятка уроков мужества в школах города и района, рассказывая ученикам о солдатских буднях, демонстрируя маскировочные костюмы и макеты боевого оружия. Разведчики предлагают ребятам выполнить спортивные упражнения или решить интеллектуальные викторины. Встречи проходят в дружеской обстановке, учащиеся и детвора с интересом слушают гостей, задают вопросы, примеряют обмундирование.
Часто на этих уроках и других общественных мероприятиях можно встретить и героя нашей публикации, активиста «Дозора» Максима Осокина.

Максим Осокин с женой Евгенией
В канун праздника настоящих мужчин, защитников Отечества мы встретились с Максимом.
- Я родился и вырос в Узяне, там же окончил школу, - рассказывает воин запаса. – Потом поступил в 25-й лицей и получил профессию сварщика. После практики устроился на Белорецкий металлургический комбинат по своей специальности. С детства увлекался спортом, какой был доступен в нашем селе. Стараюсь и сейчас держать себя в хорошей физической форме, к чему призываю всех. От военкомата я отучился в автошколе ДОСААФ, получил военно-учётную специальность водителя. В ноябре 2004-го меня призвали в армию. Как и все новобранцы, сначала был в учебке. В Еланском окружном учебном центре (это в Свердловской области) выучился на механика-водителя БТР. Потом по распределению нас направили на Кавказ, где следующие полтора года я служил в разведроте, сначала на БТР, потом – на грузовом «Урале».
- Как проходили армейские будни?
- Наш пункт находился в Волгоградской области, в городе Камышине, а в командировки мы ездили на полигон Дарьял во Владикавказ, там проходили горную подготовку.
Вспоминаю случай, когда только прибыли в часть и толком не знали, что попадём в разведроту. Подходят к новобранцам офицеры, смотрят документы и забирают с собой. Мы втроём были из одной учебной роты и старались держаться вместе. Сержант с летучей мышью на шевроне посмотрел наши документы и ушёл. Так почти всех ребят разобрали, а мы - несколько человек - всё стоим на плацу. Тут к нам идёт старший прапорщик Лесников (он был старшим техником разведроты) и интересуется, кто мы по профессии. Рядом со мной стоял земляк, учалинец Радик Лутов, отвечает, что он водитель, Миша Анненко из Саратовской области вроде плотником был, а я ответил, что сварщик. И тогда прапорщик сказал слова, которые я запомнил на всю жизнь: «Вы здесь солдаты, механики-водители БТРов, и не надо говорить о своих других профессиях, иначе не попадёте в разведку». Интересный подход… Он нас все-таки забрал, так и оказались мы в разведке. И вышло так, что полтора года я прожил в армейской палатке. Надо сказать, что это хорошо закаляет, особенно в холодное время года, если дневальный забудет подкинуть дров в буржуйку или, наоборот, лишнего бросит. Летом стенки этих огромных казарм-палаток заворачивали для проветривания, зимой – окапывали снегом, чтобы сохранить тепло внутри. Если подразделение снимали на учебно-боевой выход, мы своё жилье быстро разбирали, грузили и на новом месте разворачивали лагерь. Скучать не приходилось – движуха постоянная! К тому же каждое воскресенье посвящали занятиям спортом, проводили различные состязания.
Замечу, что кормили нас отлично. На выходы выдавали сухпай. Вы будете смеяться, но в армию я уходил - 60 килограммов, а вернулся – 75. Армейские будни и сейчас вспоминать весело. Как говорил наш старшина, разведчик должен стрелять, как ковбой, и бегать, как его лошадь. Так оно и было: стреляли много, бегали - тоже. Мне посчастливилось, ведь стрельбы были только учебными. В реальных боях я не участвовал, но учебной подготовки было предостаточно. В то время заканчивалась вторая чеченская кампания, и контрактники, служившие в нашей роте, много всего рассказывали, показывали и готовили на случаи нештатных ситуаций. Всё-таки разведка должна быть всегда впереди, поэтому до нас старались донести всё то, чему сами научились, чтобы не подвергать людей опасности. Много нужной и полезной информации мы тогда получили, умели обращаться с разными видами оружия и техники. И никаких эксцессов во время службы у нас не было.
Помню, как мы сдавали норматив на оливковый берет: марш-бросок на 60 км в полной боевой экипировке (это порядка 30 кг) нужно было преодолеть за 13 часов. Мы сделали это за одиннадцать.
За время службы я ни разу не был в отпуске, потому что служил в наряде антитеррора. Часто писал письма домой, бабушки их сохранили. Дни летели быстро…
- Я так понимаю, что дедовщины у вас не было…
- Нет! Какая тут может быть дедовщина? Рядом - горячая точка, у тебя штатное оружие всегда под рукой. Мы за теми же дровами ходили все вместе. Единственная поблажка: старшие по призыву ребята реже убирались. Но и за нас потом молодые выполняли такие обязанности. Это нормально. Все полтора года мы находились в боевой готовности. Время было неспокойное, потому жили дружно. А как иначе уходить на задание?
- Не было желания остаться служить по контракту?
- На тот момент зарплата контрактника была 4500 рублей, я на заводе сварщиком получал больше. Сейчас, конечно, ситуация изменилась. Были ребята, которые остались, через пару-тройку лет они уже выйдут на пенсию. Есть и такие, кто до сих пор борется с терроризмом. Со многими сослуживцами общаемся, иногда встречаемся. Военная дружба крепкая.
- Как сложилась жизнь после службы?
- Вернулся домой осенью 2006-го. Устроился в 12-й цех БМК волочильщиком. Позже вернулся к своей профессии и работал вахтовым методом на Севере.
- Максим, ты один из активистов организации «Дозор».
- Да, с военными разведчиками запаса мы проводим в школах уроки мужества, классные часы, организуем всевозможные спортивные мероприятия и всегда сами участвуем в городских. Есть у нас и свои традиции, например, поход в горы, обязательно организуем его 23 февраля. Пользуясь случаем, передаю привет всем разведчикам запаса, кто по каким-то причинам еще не участвует в жизни нашей организации. Присоединяйтесь, скучно у нас не бывает!
- На разных мероприятиях с тобой рядом супруга и дети. Расскажи о своей семье.
- После армии я долго не гулял, а всерьёз занялся своим будущим, создал семью. С супругой Евгенией мы познакомились на комбинате. Она у меня не только прекрасная работница, а еще спортсменка, легкоатлетка. Мы растим двух сыновей Павла и Ивана.
- Знаю, что ты ещё пчеловод. Откуда такая тяга?
- Это всё из детства. Ещё в школе у нас был учитель истории, который занимался пчёлами, и мы регулярно помогали ему грузить для перевозки ульи, изготавливать для них рамки. Я долго не решался, но вот уже два года вплотную занимаюсь пчеловодством самостоятельно. Вроде получается, сейчас ждём весны, чтобы начать свой третий сезон. Пасека у нас в Узяне, раза три за сезон мы меняем место дислокации. Когда цветёт липа, стоим в горах, потом перемещаемся в степи на гречиху и подсолнечник.
- Что бы ты пожелал защитникам в мужской праздник?
- Здоровья, взаимопонимания со своими любимыми, а еще - усердия и достойной службы на благо Родины, даже если на гражданке. Не стоит забывать, что каждый из нас отвечает за себя и свою семью, за свой край, его историю и будущее.
Лично мне армия дала хорошую физическую подготовку, закалила и сделала стойким дух, научила бороться со страхами, выработала упорство, уверенность в себе, выносливость. Я – патриот своей Родины и горжусь подвигом нашего народа. Поэтому стараюсь на уроках мужества передать и научить этому школьников. Ребята, занимайтесь спортом, это обязательно вам пригодится в будущем.

Источник:
Осокин, М. Урок мужества от разведчика : [беседа с активистом общественной военно-патриотической организации разведчиков запаса «Дозор» М. Осокиным / записала Н. Борисевич] / М. Осокин. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2021. – 23 февраля. – С. 1, 4.

Акула, море, чёрная дыра

Было время, когда молодые парни всячески старались избежать службы в армии, как говорится, «закосить». Теперь время другое, и быть военным сейчас престижно. На службу в армию сегодня идут осознанно, с желанием. Многие ребята, попав на срочную службу, подписывают контракт и остаются служить дальше. Так получилось и в жизни белоречанина Рамиля Насимова.

Рамиль Салихович Насимов

Рамиль рос в рабочей семье. Отец работал на прокатном стане БМК, мама – продавцом в магазине. После восьмилетки была учёба на термиста в профессиональном училище № 25. Закончив его, парень пару месяцев поработал по специальности в цехе № 11 БМК, а потом – служба в армии. Призвался Рамиль в 1991 году в ВМФ, на подводную лодку Черноморского флота.
Это была дизельная лодка «Варшавянка» проекта 887, по классификации НАТО называвшаяся «Чёрная дыра». В 90-е годы в нашей армии, как и по всей стране, творились полная неразбериха и хаос. Наверное поэтому Рамиль Салихович немногословен о своей срочной службе. Рассказал только, что начинал её на юге, а заканчивал уже на севере - на такой же лодке только на Северном флоте.
Благополучно отслужив, он вернулся в родной город. С работой была полная неопределённость, тогда он и решил подписать контракт. Дальнейшая служба предполагалась во Владивостоке, на подводной лодке такого же типа, только теперь уже Тихоокеанского флота. Там же Рамиль впервые отправился в боевой поход, после которого всему экипажу полагался отпуск. Но Насимов в отпуск не поехал, вместо этого он решил поступить учиться в мичманскую школу там же, во Владивостоке.
По окончании учёбы получил звание мичмана. К тому времени первый контракт закончился, и с жильём были проблемы. В том смысле, что ему с семьёй было негде жить. Поэтому он по совету друзей написал рапорт о переводе на Камчатку.
Рапорт был одобрен, и Рамиль, подписав уже следующий контракт, продолжил службу на атомной гвардейской подводной лодке «Самара» проекта 971 «Щука Б» (по натовской характеристике «Акула»). Там служил сначала техником-гидроакустиком, а потом стал старшиной команды гидроакустиков. На этой лодке заключил и три своих следующих контракта. Лодка «Самара» многоцелевая, способна стрелять торпедами и ракетами с горизонтальным стартом в подводном и надводном положениях. Основной боевой задачей была охрана прибрежной территории Тихого океана. Ежегодно, начиная с 2006 года, экипаж участвовал в ракетных стрельбах на одном из засекреченных полигонов Военно-морского флота на Камчатке.
В 2010 году лодка, на которой служил Рамиль, участвовала в учениях со стрельбами ракетами «Калибр» - тех самых, которыми совсем недавно уничтожали сирийских боевиков. В то время подобные ракеты были особо секретным оружием, предназначены они для сухопутных войск. За их испытательные запуски Рамиль Насимов, как и вся команда подводной лодки, состоящая из 75 человек, были награждены медалями.
На мой вопрос, правда ли, что на подводной лодке страшно, темно и тесно, Рамиль отвечает:
– На дизельных лодках и правда тесно, места мало. Полезная площадь максимально занята приборами и всевозможным оборудованием. На более новых - атомных - уже просторно, есть всё необходимое. Там и системы кондиционирования, очистки воздуха, и комнаты отдыха, и спортзал, и даже сауна. В общем, вполне комфортные условия для личного состава. Конечно, в случае пожара или другого ЧП каждый отсек герметизируется, а личный состав, который там дислоцируется, ведёт борьбу за жизнь. За жизнь не только свою, но и всей лодки.
За время службы Рамиля было всякое. Часто экипаж, выходя на охрану границ нашей Родины, находился в походе без всплытия на поверхность по два месяца. Были в разных морях и океанах. Рамиль с улыбкой вспоминает, как напугали одним только видом своей лодки американцев в Персидском заливе. Случались в его службе и пожары. Бывало, тонули… Но всё заканчивалось благополучно.
Рамиль Насимов не относится к потомственным военным. В его родне не было моряков, но, попав служить на флот, он полюбил море, полюбил и подводные лодки. И службу в армии считает престижной профессией, как говорит он сам:
- Служба для меня стала делом жизни, ведь занятие это очень интересное: учения, стрельбы, выходы в море. А на подводной лодке весь экипаж – это одна большая семья. Там все уверены друг в друге, чтобы ни случилось. Конечно, всегда радостно и очень волнительно возвращаться с боевой службы на берег, где тебя встречают родные, семья и… по морской традиции - жареный поросёнок.
Служить Рамиль закончил в 2016 году. Лодку, на которой он ходил в походы, в 2014-м поставили на ремонт и глубокую модернизацию, поэтому два года до конца контракта служил на другом корабле, а потом еще два года жил на Камчатке. В 2018-м всё-таки вернулся на Родину, в Белорецк. Сейчас работает в одном из банков нашего города в службе внутренней безопасности. Занимается вместе с супругой Галиной хозяйством в своём доме. У них два сына, которым 21 год и 12 лет. Рамиль любит природу, охоту и рыбалку (эти увлечения появились еще на Камчатке). Участвует он и в общественной жизни города, помогая воспитывать в духе патриотизма подрастающее поколение. И, как истинный моряк, скучает теперь по морю, по его запаху…
В День защитника Отечества подводник Рамиль Салихович Насимов желает призывникам, а также ребятам и девчонкам, которые ещё учатся в школе, но мечтают служить Родине, здоровья и хорошей службы:
– Неважно, пойдёте вы служить или нет, главное для всех учеников – это отличная учёба. Уважайте своих родителей, слушайте преподавателей и ставьте перед собой цели. И помните, поставив задачу, надо добиваться её выполнения.

Источник:
Насимов, Р. С. Акула, море, чёрная дыра : [белоречанин Р. С. Насимов проходил службу на Тихоокеанском флоте. Беседа / записал И. Панченко] / Р. С. Насимов. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2021. – 23 февраля. – С. 4.

Горжусь своим батальоном

Андрей Журба рос обыкновенным советским мальчишкой, учился в восьмой школе. Окончив ее в 1984 году, поступил на оператора-вальцовщика горячего проката в училище № 35. Правда, за годы учебы прошла реорганизация, и Андрей выпускался уже из 25-го училища. После устроился на Белорецкий металлургический комбинат. Ни в школе, ни в ссузе у парня даже не возникало мысли «откосить» от армии. Такое было воспитание советских юношей. Поэтому, когда Андрея в 1987 году призвали в ряды Вооружённых Сил, он ни капли не сомневался. Как и полагается, первые полгода он провёл в «учебке».

Андрей Витальевич Журба

- Нас тогда с Башкирии много уходило, были со мной и белоречане, - начинает разговор Андрей Витальевич. – Прибыл я в Кушку (она тогда считалась самой южной точкой Советского Союза), что на границе с Афганом, где полгода проходил службу в учебном подразделении разведывательного батальона. А в мае 1988-го нас отправили в Афганистан.
- Что вы тогда почувствовали, ведь боевые действия были в разгаре?
- А мы уже знали, когда из Уфы наш состав отправлялся, народу много тогда ушло. По пути следования вагоны отсоединялись, пограничники – в Тахта-Базаре. Много «учебок» там было. Мы вот так до Кушки добрались. Первое время непривычно было видеть сопки после наших лесов, климат совсем другой – в ноябре у нас холод и снег, а там – тепло. Привыкли… Да и думать особо некогда было, гоняли нас, как сайгаков, готовили к любой непредвиденной ситуации. Наш командир роты Магомедов уже прошёл Афган, взводный наш тоже побывал там. Они знали, чему нас учить, потому и гоняли, всегда немного шутя, что главное - научиться хорошо стрелять. Чувствовалась и поддержка земляков, из Белорецка в разведроту попали я, Радик Азнагулов, Олег Ячменёв, Андрей Дёмичев. Хоть и служили в разных взводах, общались не часто, но всё же… Пробыл я в Афганистане по январь 1989-го, служил в 180-м стрелковом полку, разведвзводе первого батальона. Потом уже нас расформировали, дослуживали кто где. Я вот в Белоруссии.
- Чем запомнились годы службы?
- Сложностей особо не было, ко всему привыкнуть просто надо было. Тяжело было морально, особенно первое время: непривычно, не знаешь, чего ждать, что берёшь, что несёшь… надо быстро сообразить. Тогда уже готовились к выводу наших войск с территории Афганистана, конечно, высшие эшелоны власти и командование были настроены провести всё это без потерь, но так не бывает. Наше подразделение занимало оборону и обеспечивало безопасность Кабула в 30-километровой зоне. Именно на такое расстояние могли стрелять «тосы» (неуправляемые ракеты). Находили точки, с которых вели обстрел по городу, уничтожали их. Бывало и с душманами сталкивались. Если точка стоит, значит, рядом где-то склад вооружения, не каждому под силу такой снаряд таскать. Было много выездов по неделе-две, до месяца доходило. В Чарикарской долине, в Баграме бывали. В полку практически и не были. В основном выезды… Запомнились выступления известных артистов, приезжали к нам Иосиф Кобзон, Александр Розенбаум, Эдита Пьеха.
Горжусь тем, что служил именно в первом батальоне нашего полка, в котором были три Героя Советского Союза, в нашем батальоне – два. Это начальник штаба полка Руслан Аушев и замкомроты Юрий Шиков, к сожалению, в конце 2019-го его не стало, - Андрей Журба вспоминает и других сослуживцев, которых уже нет среди нас. А ещё он отмечает, что из его группы 25-го училища почти половина парней попали в погранотряды на границе с Афганистаном, достойно защищая рубежи нашей Родины. Рассказывает воин-интернационалист и о том, как строились отношения с местным населением.
- Помогали жителям выращивать сельхозкультуры, строить школы и больницы, делились мукой, сахаром и другими продуктами. Кормили нас хорошо, на выезд также выдавали паёк. Привыкли люди к такому. Помню, как лет через 15 после вывода Советских войск увидел сюжет по телевидению, там показывали пограничников, вернувшихся на места боевой славы. И один из них рассказал, как там подошёл к нему местный аксакал и стал просить помощи. Пришлось объяснять, что времена сменились… - говоря об изменившейся с годами ситуации, Андрей Витальевич вспоминает красивейшие виды цветущих в афганских долинах тюльпанов. Он хотел бы вновь туда вернуться и полюбоваться ими уже в мирное время. Но нет возможности. Рассказывает он о крепком боевом братстве и солдатской дружбе, о том, как находит через социальные сети сослуживцев и возобновляет общение. Радуется, что в Белорецке прекрасно взаимодействуют общественные организации воинов запаса, уделяющие большое внимание спортивному и патриотическому воспитанию молодёжи.
- Хорошо, что в городе проводится много мероприятий, в основном спортивных. Из-за рабочего графика не всегда могу на них присутствовать, но по возможности помогаю ребятам, уроки мужества проводим, - говорит Андрей Витальевич.
- Раз заговорили о дне сегодняшнем, расскажите, как сложилась ваша судьба после Афганистана, каково было вернуться в мирное время?
- Как я говорил, дослуживал я в Белоруссии, там уже мирные жители. Поэтому переход был плавным и почти незаметным. Демобилизовавшись, я вернулся в Белорецк, на комбинат, где тружусь вот уже более 30 лет. Работал на Стане-800, отучился на крановщика, потом перешёл на Стан-150. Супруга Наталья Николаевна работает в детском саду. С ней мы вырастили дочь Елену и сына Антона, оба они уже получили образование. Стараемся им помогать, поддерживать.
Каждый год 15 февраля мы встречаемся у памятника воинам-интернационалистам, навещаем могилы уже ушедших от нас товарищей. Вот и в этот раз день расписан, - завершает разговор Андрей Журба. В его памяти ещё много историй, которые он готов рассказать.

Источник:
Журба, А. В. Горжусь своим батальоном : [беседа с ветераном боевых действий, проходившем службу в Афганистане А. В. Журбой / записала Н. Борисевич] / А. В. Журба. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2021. – 16 февраля. – С. 5.

В память о земляках

15 февраля – памятная дата для нашей страны и многих республик бывшего Советского Союза. В этот день 32 года назад наши войска официально вышли с территории Демократической Республики Афганистан.
С тех пор к этой дате повсеместно проходят памятные мероприятия. Вот и у школы в Ломовке состоялся небольшой митинг, ведь за неполных десять лет войны в Афганистане там служили восемь жителей села, один из них - Александр Агафонов - погиб.
Он родился в 1962 году, в 1977-м окончил восемь классов местной школы, в 1980 году - ПТУ по специальности слесарь-ремонтник, потом работал на Белорецком металлургическом комбинате. В апреле 1982 года Александр Агафонов был призван в ряды Вооружённых Сил СССР, а уже в октябре нёс службу в Афганистане. Погиб 2 июля 1983 года. Ему исполнился всего 21 год. В память об Александре в феврале 2007 года на фасаде здания школы была установлена мемориальная доска, у которой 15 февраля в почётном карауле стоят старшеклассники, возлагаются цветы и проходит митинг.
К собравшимся школьникам обратились директор школы Анатолий Панов, глава Ломовского сельсовета Сергей Фёдоров и воин-интернационалист Андрей Васильев. Они призвали чтить память и уважать подвиг советских и российских солдат, стоящих на защите рубежей нашей Родины, честно и достойно несущих службу и отдающих свой конституционный долг.
- Я служил с ноября 1987-го по ноябрь 1989 года водителем в городе Термезе, в погранвойсках КГБ, - рассказывает Андрей Геннадьевич. – Мы как раз обеспечивали выход советских войск из Афганистана, так называемый второй этап. Служилось тогда нам нормально, помогала дружба, из Башкирии нас много было. Хотя сначала было всё непривычно. Во-первых, от дома далеко, климат, природа другие. Да и когда призывался, родным не сразу сказал, что буду в Афгане. Нам практически за год сказали, что будем служить на афганской границе, так что морально мы были готовы. Хотя, конечно, не ко всему… Прошло уже больше 30 лет, а кажется, что всего три дня. Хочется, чтобы наших детей это никогда не коснулось, чтобы не видели они войны, смерти, голода, не испытывали лишений. Молодым желаю здоровья, уметь дружить и ценить дружбу, - пожелал ветеран боевых действий.
Минутой молчания почтили память ушедших в мир иной ломовских воинов-интернационалистов Александра Агафонова, Александра Белякова, Олега Штырляева и Ивана Ретнинского. К их могилам также возложили памятные гирлянды и цветы.

Источник:
Борисевич, Н. В память о земляках : [в селе Ломовка прошли памятные мероприятия, посвященные выводу советских войск из Афганистана] / Н. Борисевич. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2021. – 16 февраля. – С. 5.

Незабываемый маршрут

- На фотографии, сделанной 9 сентября 1989 года, мы вместе с подругой Диларой Бояновой запечатлены на фоне исполинских гор Домбая, - рассказывает инженер-технолог цеха водоснабжения Светлана Шеметова. - Это была одна из туристических поездок во время путешествия по югу России.
Окончив Магнитогорский горно-металлургический институт, по распределению я попала в город Шахты Ростовской области, где работала два года. Для молодых специалистов по выходным организовывали поездки. К поезду подцеплялся специальный вагон, в котором мы ночью добирались до места назначения, а утром, проснувшись, к примеру, в Сочи, посещали достопримечательности. Так я побывала в Херсоне, Одессе и других городах.
В основном мы проезжали по местам боевых сражений Великой Отечественной войны. Запомнилось посещение дербентского зоопарка, удивили извилистые горные дороги - серпантины, а в Домбае неизгладимое впечатление оставил подъём по канатной дороге. Во всей своей красе предстали перед нами Кавказские горы. Мы были на такой высоте, что, казалось, можно руками потрогать облака. При подъёме температура понижалась, и у нас, не взявших с собой тёплую одежду, стучали зубы. Однако эта неприятность не помешала получить удовольствие от красивейшего пейзажа.

Источник:
Шеметова, С. Незабываемый маршрут : [о туристической поездке во время путешествия по югу России, 1989 год] / С. Шеметова. – Текст : непосредственный // Металлург. – 2021. - № 5. – С. 5.